О РОДИТЕЛЬСКИХ ТРЕНИНГАХ. Интервью для журнала »Домовой»

О такой групповой форме работы с родителями, как тренинги, мы побеседовали с психологом, семейным терапевтом, тренером НЛП, автором проекта «Пространство любви» Юлией Синарёвой.

«Стань своей мамой»

Юлия, можно ли сказать, что стать эффективным родителем сложнее, чем эффективным руководителем, продавцом, секретарем и т.п.?

— Это гораздо сложнее, по меньшей мере, по двум причинам. Первая – на работе мы проводим от 6 до 10 часов в день, у нас есть отпуска и выходные, а вот родителем приходится быть круглосуточно в течение, как минимум, восемнадцати лет. Вторая причина заключается в том, что никто не знает критериев хорошего родительства. Особенно сейчас. В советские времена с этим было как-то проще. Все знали «социальный заказ» и хорошо понимали, за какое поседение ребенка родителю «должно быть стыдно», а за какое – «очень стыдно». Теперь же каждый родитель вынужден самостоятельно решать, что и как необходимо воспитывать у своего чада. Это существенно отличается от ситуации на работе, где вы ознакомлены со своими должностными обязанностями и понимаете, за что можно получить премию, а за что — штраф.

— Какова ваша аудитория? Кто больше записывается на эти тренинги — мамы или папы? Молодые родители или в возрасте? Родители малышей или подростков?

— Аудитория разная. Традиционно больше обращаются женщины. Иногда они делают это от бессилия, чтобы пожаловаться на своих домочадцев, а порой даже просто под предлогом вырваться из дома. Самая распространенная возрастная категория – от 25 до 35 лет. Бывает, что родители начинают задумываться о своей роли, когда их малыши еще в пеленках. Но чаще все же мамы и папы приходят, уже столкнувшись с какими-то проблемами — не столь важно, сколько лет их детям. Это зависит от родительской компетентности, уверенности в себе, детских особенностей и т.д.

— С какими проблемами люди к Вам обращаются?

В основном, и на тренингах, посвященных вопросам личной жизни, и на детско-родительских тренингах, люди приходят под одним общим девизом: «Если бы ни ты, мы были бы прекрасной парой». Они выглядят уставшими от безрезультатных попыток наладить контакт. Они старались, как могли, но у них не получается. Их чувства — злость, вина, обескураженность, обида… Они хотят, чтобы их признали правыми, чтобы помогли им получать удовольствие от общения, дали в руки реальные рычаги воздействия на близких.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашем авторском тренинге? Какие задачи в ходе него решаются, какие навыки отрабатываются?

Прежде всего, я вижу своей задачей избавить людей от ощущения фатальной безнадежности. Я объясняю, почему и зачем (это не всегда одно и то же) они сами и их близкие ведут себя именно таким образом, что ими движет. Когда они начинают понимать закономерности, осознавать, что никто (ни родитель, ни ребенок) не может быть обвинен или взять на себя полную ответственность за сложившиеся отношения, они начинают видеть свет в конце тоннеля — всё не так уж плохо. Затем уже можно работать над вторым русским вопросом — что делать? И, главное, как это зависит от них, родителей, пришедших на тренинг, что могут сделать лично они? Так что, если говорить о приобретаемых в ходе тренингов навыках — то это грамотное распределение ответственности, понимание позиции другого человека, способность предсказывать последствия тех или иных поступков, и, главное — поведенческая гибкость.

— Как обычно проходит тренинг? Можете ли вы привести пример одного из упрежнений?

Формы работы на тренинге самые разные — теоретические беседы с жизненными примерами самих участников чередуются на занятиях с упражнениями, демонстрациями, мозговыми штурмами, телесными метафорами. Их цель — выяснение своих личных особенностей, стратегий, убеждений и корректировка, добавление различных выборов — что еще можно было бы сделать в аналогичной ситуации.

Как известно, очень много неосознанных убеждений мы берем из своей собственной родительской семьи, так что одно из самых первых упражнений — «стать» на время своей собственной мамой и рассказать от ее лица о себе в том возрасте, в котором сейчас находятся ваши дети. Когда мы понимаем, откуда берутся наши родительские модели и отношение к различным проблемам, тут бывают и слезы, и инсайты, и благодарность, и новые решения…

— Сколько стоит тренинг и сколько человек бывает в группе? График проведения?

Обычно тренинг проходит за два выходных дня, но планируется открыть и вечернюю группу с занятиями раз в неделю по три-четыре часа. Стоимость колеблется от 50 до 80 долларов (в различных центрах). Занятия проводятся по мере того, как собирается группа — это ведь пока не слишком популярная форма повышать свою родительскую квалификацию.

— Чем тренинг для родителей отличается от индивидуальной консультации или системной семейной психотерапии (когда на прием приходит вся семья)? В каких случаях он более эффективен?

На тренинге больше теоретических знаний о закономерностях семейной коммуникации в целом, и люди самостоятельно находят, как это связано с их личной ситуацией. На индивидуальном приеме мы, конечно, занимаемся конкретной семьей и ее реальными проблемами и взаимными претензиями. Кроме того, на консультации, если уж все члены семьи согласились присутствовать, то они уже готовы договариваться о новых правилах взаимодействия, понимают, что измениться придется всем, и со всеми можно об этом договориться прямо на консультации. На тренинг же приходит, как правило, только один страждущий родитель — это значит, что и проблему мы сможем увидеть только его глазами, и помочь измениться можем только ему. Это тоже может быть эффективно, потому что все члены семейной системы связаны между собой, и изменение поведения одного ведет, в конечном счете, к глобальным изменениям в системе. На консультации вы можете лучше услышать своих близких и узнать об их видении конфликта, а на тренинге — узнать мнение посторонних людей на аналогичные ситуации. Это позволяет расширить фокус внимания и воспользоваться чужим опытом.

— К чему должен подготовить себя родитель, решивший ходить на такой тренинг, на какие вопросы следует ответить самому себе? Каковы главные условия эффективности тренинга?

Главных условий два. Перестать во всем обвинять других людей и принять на себя свою часть ответственности за происходящее, даже если это не особенно приятно. И, второе, понять, что в этой области не существует готовых рецептов и единственно правильных ответов. Все решения они будут принимать сами — нужно только научиться смотреть на ситуацию под другим углом зрения. И, конечно, нельзя ждать от себя совершенства — тренинг не для того, чтобы стать безупречным родителем, а для того, чтобы получать от родительства больше удовольствия.

Интервью подготовлено журналистом Юлией Моторенко

Ноябрь 2004 года