НЕРАВНОВЕСНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. Часть 1

intimofobia

Неравновесные отношения,когда один из партнеров любит сильнее другого, и отдает любви больше, чем получает взамен, довольно распространены.

Вопрос этот — очень скользкий и неоднозначный. И на подобные ситуации точно нельзясмотреть однобоко. Это действительно парный танец, и каждый из участниковвносит свою лепту в создание неравновесия, и (!) каждый платит за это своюцену! Очень легко скатиться на бытовые пересуды – пожалеть одного, обвинитьдругого. Но это не даст всей картины происходящего – и не позволит людям, которые уже оказались в подобной ситуации (или склонны выбирать себе соответствующих партнеров) как-то разобраться в своих отношениях, и внести посильные коррективы.

Поэтому я предлагаю внимательно и, по возможности, безоценочно, взглянуть на динамику развития подобных взаимоотношений, увидеть, что творится в душе каждого из партнеров и найти объяснения, почему они именно так себя чувствуют и ведут.

Мне представляется, что дистанция, которую мы выбираем для общения с любыми другими людьми в нашей жизни, похожа на шкалу. Наодном полюсе находятся совсем слитные, «симбиотические» отношения, когдапартнеры ощущают себя буквально единым организмом. А на другом конце шкалы находится так называемая «интимофобия», когда вы любыми средствами стремитесь избежать сближения.

На полюсе слитных отношенийгосподствуют такие убеждения, как «Без тебя в моей жизни нет смысла», «Я немогу быть один», «Счастье – это значит быть всегда вместе». На полюсеинтимофобии, наоборот, ценятся независимость, самодостаточность, закрытость изащита собственных границ. «Если я нуждаюсь в тебе, я чувствую себяслабым и уязвимым, и ты легко можешь этим воспользоваться, так что я не подпущутебя близко». Как видите, два этих полюса предполагают совершеннопротивоположный набор убеждений и ценностей. И каждый из этих полюсов –довольно далек от здоровых ожиданий к себе и партнеру. Однако – не спешите относиться к этому как диагнозу!

Можно сказать, что во время своего общения с людьми мы вынуждены каждую минуту принимать решение – насколько близко мы можем общаться с этим человеком в этот конкретный момент, насколько мы готовы сейчас доверять ему, раскрываться передним.

Близость, как и любой другойэмоциональный ресурс, который вы стремитесь разделить с другим человеком, можетбыть как уместной, так и неуместной. А вернее, востребованной илиневостребованной. Вы можете искренне хотеть сблизиться и делать все от васзависящее, чтобы другому человеку было уютно и комфортно рядом с вами. Выможете и сами быть вполне открытым и доверяющим. Но в некоторых случаях дажетакие безусловные ресурсы, как любовь, интерес, доверие и принятие могутоказаться ненужными вашему партнеру. И здесь мне видятся три возможных варианта объяснения.

  1. Возможно, вы выбрали неправильную стратегиюобщения, поэтому ваш избранник вовсе не чувствует себя рядом с вами вдостаточной безопасности, чтобы подходить к вам слишком близко.
  2. Может быть также, что он нуждается вупомянутых мною ресурсах, но не готов принять их от вас (например, у него ужеесть близкий человек, или же вы просто «не в его вкусе»).
  3. Или же, наконец, все дело в том, что вы пытаетесь преподнести свои драгоценные дары кому-то, кто вообще старается не принимать подобных подарков.

Об этом последнем варианте я хотела бы поговорить особо.

Так называемые «интимофобы» (термин этот былвведен в русскоязычный профессиональный лексикон одним из моих учителейАлександром Полеевым) просто боятся близости. Они не только не умеют, но и нехотят близко общаться. Безусловно, эта реакция – защитная. Но в глубине душиони уверены, что быть откровенным, искренне признаваться в своих мыслях ичувствах, да и вообще подходить к кому-то без защитных доспехов – это слишкомопасно. Им проще держать всех на расстоянии и не травмировать себя напраснымиразочарованиями. Ведь когда вы не ждете от людей ничего хорошего, ничто не может вас задеть или обидеть.

Однако они нуждаются в близости тоже – но оченьизбирательно и дозированно. Именно поэтому, в общении с близкими людьми онимогут в одно и то же время демонстрировать взаимоисключающие сообщения:«Подойди ближе, мне с тобой хорошо. – Отойди дальше, мне нужно больше личногопространства. Не оставляй меня, мне нужна твоя поддержка. – Не прикасайся комне и, пожалуйста, побудь в другой комнате». В этих противоречащих друг другуфразах – вся суть их внутреннего конфликта. Такой любовник часто прибегает ккритике, чтобы оправдать свое нежелание близости. Он недвусмысленно даетнадежду появляющимся в его жизни поклонницам, даже если уже «занят» постояннымиотношениями с кем-то другим. (Иногда мне кажется, что именно интимофобыизобрели эту загадочную фразу: «Оставайтесь на линии, Ваш звонок очень важендля нас»).

В этой игре такжеприсутствует борьба за власть. Кто больше «открыт» (насколько мне известно,этот термин есть даже в боксе), тот и беззащитен, и значит, готов на болеезначительные жертвы со своей стороны, чтобы сохранить ваши отношения хорошими.А тот, кто «убегает» может диктовать свои условия и держать партнера внапряжении.

Чтобы защитить свою территорию и самооценку,люди придумали множество приемов. Это и демонстративное покидание «поля боя» вовремя ссоры, и завершение разговора под предлогом завтрашнего раннего подъема или необходимости сделать какие-то более важные, чем этот разговор, дела, и затыкание рта собеседника безапелляционным: «На себя-то посмотри!», и попытки закончить конструктивное обсуждение с помощью угроз, рыданий или шантажа.

Средствами ухода от близости могут служить хроническая усталость, сон, алкоголь, невнимательность, перегруженность работой, «непонятливость», депрессия или болезни. А также гнев, недоверие,удрученное состояние, постоянные интеллектуальные рассуждения, обида, вина,работа или телевизор. Все это оказывается важнее,и «препятствует» эмоциональному сближению с кем-то.

Зачем же мы все это делаем? Наверное, во-первых,для того, чтобы спасти себя от эмоциональной перегрузки – ведь близость нужноподдерживать, беречь ее, и для многих это является довольно труднойэмоциональной работой. А во-вторых, мы находимся в постоянном поискеоптимальной дистанции между собой и партнером на данный момент.

Вероятно, каждый из нас мечтает о любви,близости, принадлежности к тем, кто нам дорог. Но при этом каждый в равнойстепени стремится завоевать независимость, самостоятельно распоряжатьсясобственной жизнью, принимать решения и не подчиняться требованиям других. Этидве потребности постоянно балансируют, заставляя нас разрываться между двумяпротивоположностями. Стоит нам поддаться одной из них, как другая тут женачинает громко требовать внимания. Если мы одиноки, то тоскуем по близости, аесли к нам подошли слишком близко, требуем автономии.

Каждая пара решает для себя эту важнейшуюзадачу: как поддерживать связь и при этом не потерять индивидуальность? Когданадо позаботиться о себе в ущерб своему партнеру и когда позаботиться о нем вущерб себе? Какое дело следует считать своим, какое – делом супруга, и какиедела относятся к нашим общим? Какое время считатьсвоим, чужим и общим? Какая территория, домашние обязанности, частьсемейного бюджета и какие обязательства будутсчитаться своими, чужими или общими? Самое трудное здесь – не создание самихграниц, а решение, где именно им проходить. Чем яснее с самого начала этиграницы, тем легче и свободнее строятся отношения.

И как вы понимаете, этиграницы не простраиваются обычно раз и навсегда. Когда вы только начинаете своиотношения, вашим девизом легко может стать фраза: «Никаких обязательств», таккак вы понятия не имеете, сколько времени вам захочется быть вместе. Если же вы супружеская пара, у которой трое маленьких детей, о времени, территории,бюджете и обязанностях придется договариваться совсем по-другому.

Безусловно, очень важными здесь являются икультуральные стереотипы. Например, для мужчины считается доблестью никогда нерассказывать о своих проблемах – он не может рассчитывать на чью-то поддержку,но зато лишний раз утверждается в своей репутации сильного, непоколебимогосупермена, который способен одной левой раскидать все неприятности. (К тому же,такое умалчивание повышает его статус, так как он обладает эксклюзивнойинформацией, которая никому больше не доступна).

А если женщина, описывая идеальные семейныеотношения, говорит, что хочет чувствовать себя с мужчиной «как за каменнойстеной», то ей не следует удивляться тому, каким железо-бетонным он будет рядомс ней. Каменная стена по определению не имеет право быть мягкой, ранимой,чувствительной. Задача стены – в любой ситуации быть жесткой, твердой, надежнойи предсказуемой. Так что в очередной раз спешу процитировать фразу: «Думайте, о чем вы молитесь – это может исполниться».

«Интимофобия» может быть иизбирательной – например, мужчина может быть совершенно откровенен со своимидрузьями, но, находясь рядом с женщинами, неизменно надевает какую-то маску.Или он может быть открытым со своей женой, но никак не с родителями. Бывает,что вам легко говорить с кем-то о собственных удачах и неприятностях, но когдатоже самое хотят сделать они, это перестает быть интересным. Или наоборот – выохотно служите жилеткой для всех подруг и родных, но никого не подпускаетеблизко к своим бастионам. (То есть вы избегаете только некоторых сторон интимности, а другие вполне используете).

Жизнь «закоренелых интимофобов»напоминает гостиничный номер с табличкой «Не беспокоить» на двери.Причем, для большей эффективности, эта надпись ограничивает вход не только длялюбовных партнеров, претендующих на близость, но также и для друзей,родственников, детей, работы, чьих-то просьб о помощи, сильных эмоций (какотрицательных, так и положительных!) и мнений, не укладывающихся в привычнуюкартину мира. Такие люди не хотят быть зависимыми, от чего бы то ни было,поэтому не дают окружающим повода на себя рассчитывать. Они хотят самипринимать все решения и боятся хоть в чем-то потерять контроль или поддаться начьи-то уговоры. Часто им это удается.

Парадокс, однако, заключается в том, что спомощью такой стратегии они ограничивают доступ в свою жизнь не только»неприятностей», но и ресурсов. Они действительно максимально защищены от внешних воздействий и полностью контролируют свою территорию… Вот только территория эта оказывается слишком мала, и пользоваться они могут только теми ресурсами, которые уже находятся внутри этой охраняемой территории.

Если снова вернуться к метафоре, с которой мы начали эту главу, что интимофобия и стремление к слитным отношениям представляют собой два полюса одной шкалы, то золотой серединой этой шкалы,вероятно, будет как раз здоровая близость.

Все это очень заманчиво –теоретически. А на практике основной претензией между супругами обычно бываеткак раз не синхронность их движения по этой самой шкале, когда один из супруговпреследует другого, пытаясь добиться эмоциональной близости, а другой всяческиуклоняется от этого преследования, стараясь сохранить эмоциональную дистанцию. «У него не возникаетнеобходимости выражать свою любовь и заботиться о наших отношениях, потому чтооб этом забочусь я», — говорила одна из моих клиенток.

С тем, как именно отношения приходят в состояние дисбаланса, я хотела бы познакомить вас поподробнее.

Читайте продолжение во второй части статьи

Сердечно. Юлия Синарёва